Слушать через Spotify Слушать через YouTube
Перейти на видео YouTube

Загрузка проигрывателя...

Скробблишь из Spotify?

Подключи свой аккаунт Spotify к аккаунту Last.fm и регистрируй все, что ты слушаешь в приложениях Spotify на всех устройствах и платформах.

Подключиться к Spotify

Отклонить

Доступна новая версия Last.fm. Чтобы продолжить беспрепятственное использование сайта, обновите его.

Вики

A Passage To Rhodesia. Очередная борьба за спокойное существование, очередные утраты и бесконечная тоска по некогда процветающей республики Родезия, где чернокожие и белокожие могли уживаться на одной территории и передавать накопленный поколениями опыт друг другу. Здесь, казалось, не место племенным междоусобицам и расизму, этот регион называли "Африканской Швейцарией", сельскохозяйственная продукция славилась на весь мир деликатесами, а чернокожие воины, вышколенные по европейской школе ведения боя, считались лучшими в Африке. Но доминион, претендующий на обособление, не устраивал руководство Великобритании. Родезия стала часовой бомбой замедленного действия, по всей Африке были искусственно вызваны гражданские войны, на грани разрушения оказались Нигерия, Руанда, Чад, Судан, Ангола и др. Родезия была поставлена на колени и чернокожие винили во всем белых, которым приказали убираться из уже ставшей для них родной страны. Далее пришел воинствующий трайбализм и известная операция гукурахунди - "ранний дождь, смывающий мякину перед весенними ливнями". Бригада "освободителей" прошла по провинции Матабелелэнд, убив, по разным оценкам, от 50 до 100 тысяч мирных жителей.

Но сейчас остались только воспоминания, нескончаемый голод, пустые фермы, сухая земля и свободная республика Зимбабве. И под заключительную песню дети войны уходят верхом на слонах в небытие, оставив после себя очередную веху в истории и еще одно напоминание о глупости дорвавшегося до власти человека.
На фотографии Виктории было 14 лет: она стояла рядом с отцом, который одной рукой обнимал ее, а в другой держал ружье; на заднем фоне до самого горизонта травяной гривой разметалась саванна. И, хотя, снимок был старый и черно-белый, Виктория помнила саванну золотой с бронзовым отливом, помнила, как изгибались тетивой, клонясь к земле, налитые солнцем злаки. Годы поглотили тот день, как множество других, но сейчас, гладя пальцами изломы фото, расходившиеся по изображению, точно каньоны, она, как наяву, видела и чувствовала несметные сокровища африканского континента: гон антилоп и размеренные движения слонов, сильный скипидарный запах деревьев мопане и плоские кроны акаций, растущих за отцовской фермой и, конечно, дикое багряное солнце, особенно огромное во время заката – такого солнца больше нет нигде в мире. Вот этот дикий дух и непримиримый нрав Родезии, впитавшийся в кровь с молоком матери, Виктория помнила лучше всего – там он незримо витал в воздухе, присутствуя во всем окружении. Тот, кто видел, как цветет глориоза, уже никогда не будет прежним.

Из далекой Африки новый альбом Rome несет слушателю этот прекрасный цветок и в огненной дуге его лепестков, в этой алой авроре, сплелись воедино замкнувшая почвы Родезии пролитая кровь и последний отсвет эпохи – закатный отблеск страны, которой сейчас не найти на карте. Но этот невероятный, недоступный Европе, выдубленный иным солнцем, мир вновь оживает в стихах и музыке Джерома, необъяснимой тоской отзывается в сердце своими холмами, песчаными равнинами, реками, среди которых обретались судьбы белых переселенцев и коренных жителей. «A Passage to Rhodesia» наделяет нас памятью из тех мест, где мы никогда не бывали, зовет покинутой родиной, которая осталась далеко за океаном, кормит хлебом и поит вином, полученным из ягод, впитавших в себя весь жар и хмель юга. Где-то же рядом с пшеничной лепешкой здесь затаилась и смерть, но Rome приглушает ее, делая похожей на сон, позволяя Родезии увядать во всем великолепии, медленно уводя ее за горизонт вслед за могучим светилом, и такой же прекрасной мы слышим ее десятилетия спустя, этот небольшой кусочек Африки, оттиснутый в звуке. В очередной раз мы становимся странниками, но на этой пластинке нам не повстречаются ни Берлин, ни Амстердам; вместо них мы ступим на сухую, легко просыпающуюся меж пальцев, землю; мы встретим львов и аккуратные фермы, приветливые хозяева которых предложат нам укрыться в тени. Где-то должно быть подобное место и музыка Rome заставляет верить в это.
Именно «A Passage to Rhodesia» приносит в этом году сезон дождей. На этом альбоме присутствует все, за что мы любим творчество Джерома, в том числе и совершенно особенная и самобытная меланхоличная атмосфера времени, которое кто-то прожил до нас, забрав весь цвет, и оставив лишь мертвые семена в оболочках.
Сейчас на том месте, где находилась успешно развивающая Родезия можно найти только нищету, голод и разруху (вместе с государством Зимбабве). С вырванным корневищем лежит прекрасная red flame lily, но падающие капли влаги, которую принес Rome снова разжигают огонь его лепестков. По крайней мере, в наших снах.

Изменить вики-статью

Надоела реклама? Оформи подписку

API Calls