Слушать через Spotify Слушать через YouTube
Перейти на видео YouTube

Загрузка проигрывателя...

Скробблишь из Spotify?

Подключи свой аккаунт Spotify к аккаунту Last.fm и регистрируй все, что ты слушаешь в приложениях Spotify на всех устройствах и платформах.

Подключиться к Spotify

Отклонить

Доступна новая версия Last.fm. Чтобы продолжить беспрепятственное использование сайта, обновите его.

Вики

Эдуард Скрябин и группа «Кореша»
«Весна»
Исполнитель Эдуард Скрябин, в принципе, небезызвестен. Но известность эта произрастает из времен прошлого десятилетия, когда родился самопальный синти-поп вместе с «Белой стрекозой любви» в неуклюжем авторском исполнении.
О самом Скрябине известно не много, но и не так уж и мало. Это – котельщик из села Шеговары Шенкурского района Архангельской области. В какой-то момент прошлого десятилетия он стал исполнять злободневные синти-поп-частушки голосом, который мог бы вызвать отдаленную щекотку узнавания у поклонников коллективов «Сектор Газа» и «Ляпис Трубецкой». Голос Эдуарда – прост, не извращен примочками и продюсерскими ухищрениями. Это голос поддатого провинциального паренька, скудно интонированный, слегка в нос, с искренними, незамутненными дефектами речи.
До сих пор самым удачным проектом Эдуарда была, пожалуй, коллаборация с коллективом «Пающие трусы». По субъективному мнению рецензента, лучшей работой она и осталась. Поскольку обозреваемый нами альбом «Весна» на шедевр как-то не тянет.
«Весна» - это все тот же Эдуард Скрябин. Есть узнаваемые вещи. Как-то «Еду я на Родину». Прежняя, чудовищная, аранжировка сменилась новой – тоже чудовищной. Но в стиле рок, с пердящей примочкой и четкими барабанами.
Вполне может быть, что мы видим эволюцию сценического образа Скрябина. Вот был он озорником-попсовиком, а теперь вот рок-н-ролльщик. Но проблема в том, что рок-н-ролл, представленный нам Скрябиным, не сильно-то и живей давешнего бездушного синтезатора. Примочка – стандартный дисторшн, соло на гитаре – классические, правильные, вне какой-то изюминки, вполне хрестоматийные. Все слишком правильно. Не хватает разухабистости, которая была бы вполне органична для исполнителя из Шеговар.
Впрочем, ровность звучания обманчива. Временами саунд пластинки становится по-настоящему монструозным. Например, загадка омерзительной свиристелки на треке «В синем небе» разрешается взглядом на обложку, где указано, что невероятной гнусности дудка, визжащая на припеве – не что иное, как саксофон. Введение такого рода духовых на пределе эстетики можно было бы воспринять и положительно (вспомним звуковой террор того же Джона Зорна), однако саксофон-самозванец слишком скромен, издает звуки только в короткие отрезки, хаос не привносит. То есть, звучит отвратительно не из хулиганских поползновений, а из соображений «хотели сделать красиво». А это плохо.
Ужасающ и дуэт с женским вокалом на композиции «Весна». Эдуард Скрябин – не Энрико Карузо, и даже не тезка Хиль. Но девушка на треке и вовсе воет дурнинушкой. Гнетущее впечатление. С «Пающими трусами» Скрябин был не в пример интересней.
Лирика альбома тоже не таит сюрпризов. Метафоры и образы, всякого рода иносказания и поэтические хитрости – это не к Скрябину. У него черное – это только черное, а белое – белое. Автор прям, как бейсбольная бита.
Но, вместе с тем, альбом представляет определенную ценность. Но не в плане художественных прорывов, а, скорее, с этнографической точки зрения. Да, эта бесхитростная музыка и соседствующие немудреные рифмы порождены на просторах русской провинции. Там же они определенно находят и отклик. А, стало быть, служат срезом социальных процессов, зеркалом глубиночного бытия.
Но что там – в том зеркале? Нехитрые драмы, когда крадут деньги и бухло. Нелюбовь к движению «Наши». Давно уже почившая, мертворожденная недокомсомольская организация по-прежнему, оказывается, живет недобитым фантомом в головах жителей захолустий. Вот где, оказывается, прижилось официозное недочудище.
Голос Эдуарда Скрябина, давайте поймем, это и есть песня наших сегодняшних российских пространств, песня бесхитростная, но правдивая. Нравиться в ней нечему. Но уж какая есть. Этот стон у нас песней зовется.
Лев Рыжков
Писатель, журналист, критик

Изменить вики-статью

Надоела реклама? Оформи подписку

API Calls