Слушать через Spotify Слушать через YouTube
Перейти на видео YouTube

Загрузка проигрывателя...

Скробблишь из Spotify?

Подключи свой аккаунт Spotify к аккаунту Last.fm и регистрируй все, что ты слушаешь в приложениях Spotify на всех устройствах и платформах.

Подключиться к Spotify

Отклонить
Отклонить

As your browser speaks English, would you like to change your language to English? Or see other languages.

Доступна новая версия Last.fm. Чтобы продолжить беспрепятственное использование сайта, обновите его.

Биография

Гио «Пика» Джиоев широко известен в узких кругах. Его рэп слушают зэки и пацаны с районов. Его музыка — явно не для всех.
Его читка — это неторопливая исповедь дворов.

«Твоя Параллель» запускает проект «Портрет», в котором мы будем рассказывать, чем живут республиканские знаменитости.
Пика — потому что нерусский, пиковый. Нас славяне так называют. Это тюремный жаргон.
У меня рэп криминального характера. Даже не криминального, а тюремного. Каким ещё может быть северный рэп по-твоему? Про сосны? У меня есть трек о соснах, с лесополосой связанный.
Разумеется, северный рэп у меня зациклен на системе ГУЛАГа.

Это рэп старой формации. Почему старой? Потому что тогда было вежливое отношение, сейчас нет. Сейчас пенсионера могут стукнуть по голове из-за мобильника или пенсии. В 30-50-е годы если человек попадал за такие преступления в лагеря, то его очень жестоко наказывали. Существовал кодекс чести.

Я сам не сидевший, никогда не привлекался к уголовной ответственности. Просто я вырос, смотря на это всё. Дружил с парнями, которые были завязаны на криминале, но сам на дела никогда не ходил.
Я из семьи музыкантов. У меня были строгий отец и строгий старший брат, которые старались нагружать делами, той же музыкой. Я, конечно, пытался слинять к пацанам, но…
90-е очень сильно повлияли. В 1990-м году мне было 12 лет. Вспомни, какое это время было на Кавказе.

Я родился в Тбилиси, ещё в СССР. По национальности осетин. Когда пошла грузино-осетинская буча, мы часто переезжали: из Грузии в Северную Осетию, оттуда в Москву. Нам не хотелось уезжать из Грузии, но в конце концов пришлось. Наверное, это был 1990-й год. В 1991-м в Грузии началась гражданская война.
Ни в Грузии, ни в Осетии никто не хочет войны. Я не особо разбираюсь в политике, но знаю, что народ хочет мира.
Война — это грязная политика тогдашнего блока Кремля. Все этнические конфликты вспыхнули в одно время: с 1989-го по 1994-ый, и сделано это было специально, чтобы рассорить малые народы. Ведь не дай Бог, они объединятся.

С 2006- го года я живу в Коми. Приехал помогать брату по бизнесу, а потом познакомился здесь с будущей женой.
Я хорошо пою, часто выступал, например, с блюзовыми программами. Но это было так, просто, как сейчас принято говорить, — каверы.

Я не знаю, как пришёл в рэп. Авторской музыкой никогда не пробовал заниматься. Началось это именно в Сыктывкаре. Есть у меня друг Дрозд (битмейкер DRZ). Он показал как-то раз диск со словами: «Вот, я музычку пишу». Я послушал трек, и в тот же вечер родились мои первые стихи «Сыктывкар-кварталы». Я помню, что вся Орбита тогда гудела!
У меня много знакомых ребят, связанных с звукозаписью. Я пришёл к ним, сказал: «Такая тема, давайте попробуем», и всё.
Никогда никому не платил за это.

Я бы назвал свой жанр битовым шансоном. Это шансон в чистом виде, просто исполнен он в речитативе.

«Сыктывкар underground» родился из-за того, что я начал писать именно в Сыктывкаре, и первый трек был про Сыктывкар. После этого я стал во многих треках употреблять название города. Например, «В Туле — Токарев, а в Сыктывкаре — наган». Это было сделано ещё и с той целью, чтобы впрячься в город, ведь потом город может впрячься за меня.

Я не слушаю хип-хоп, хотя некоторые коллективы мне нравятся. Нравится пацанский беспредельный рэп, например, «Восточный округ» (они мои хорошие друзья). Нравятся ChemodanClan из Петрозаводска. Они реально круто делают. В последнее время поднялись парни из Баку — «Каспийский груз». Мы с ними примерно в одной тематике, они тоже делают тюремный рэп. Не люблю злой рэп, потому что сам его пишу.
У меня свой битмейкер — Дрозд. Мы начинали только с ним. Сейчас иногда сотрудничаю с командой, которая отвечает за звук у таких ребят, как «Каспийский звук» или Guf. Парнишка оттуда сказал, что будет писать мне биты просто так, за респект.

Я за хороший звук, а не за направление. Это может быть олдскулл, хип-хоп, тюремный рэп — неважно.
Хороший хип-хоп — это то, что слушают люди. Если тебя слушает какая-то часть страны, то это уже имеет право называться хорошим хип-хопом. Когда говорят про какого-то исполнителя, которого слушают несколько сотен тысяч человек, что он дерьмо, то возникает вопрос: как он может быть дерьмом? Его ведь сотни тысяч слушают.
Поэтому хороший хип-хоп для каждого свой.
Моя музыка очень популярна в тюрьмах. Я постоянно получаю подарки из тюрем и лагерей, причём не только из России, но и из Украины, Беларуси, Казахстана.
Я очень долго работал, чтобы создать свой узнаваемый стиль. Мне нравится, когда исполнителя можно узнать сразу. Поэтому читаю медленно, хотя могу и быстрее.

Музыка в основном понимают в Екатеринбурге, Москве, Питере, Сибири.
Недавно написал трек «Фонтанчик с Дельфином» о колонии пожизненно заключённых «Чёрный Дельфин», которая находится под Оренбургом. Собираюсь туда и думаю, что пара тысяч человек в зал придёт.

Мой концерт стоит 30 тысяч рублей плюс дорога и проживание. Зарабатывать на этом можно, но для этого надо стать Бастой или Guf‘ом, чтобы было своё творческое объединение. А так нет стабильности. Со мной могут договориться о концерте, а потом несколько месяцев оттягивать его.
В Сыктывкаре уже есть творческое объединение «КОМИРЭПАБЛИК». В него вхожу я, звукорежиссёр Шмель и битмейкер Дрозд. Пока всё. Но у меня есть на примете ребята, которым, если пойдёт такая движуха, я предложу встать под наш флаг. Происходить это будет таким образом: я буду отвечать за концерты, а они будут ездить и читать рэп, чего они, собственно, и хотят.
В сентябре я буду делать большой концерт в Екатеринбурге. Он станет уже пятым по счёту, так что Екатеринбург — конкретно мой город. Хочу в этот раз сделать так, чтобы читали только пацаны из Сыктывкара, без местных. По-любому, это будут Сов4е, Ботан и другие выльгортские парни из URC-шной команды.
hhg18 (1)

«Я очень долго работал, чтобы создать свой узнаваемый стиль».
Сначала должен вкатить бит. Если это произошло, через пять минут трек будет готов. Уже потом я могу неделю каждый вечер работать над текстом: устранять ошибки, сглаживать рифмы. Я чувствую музыку. Пока слушаю, в голове уже возникает картинка, мысль, идея.
Очень люблю читать, причём с бумаги, а не с электронных носителей. Сейчас читаю только документальную литературу: всякие рассекретки и архивы по ГУЛАГу. Любимый писатель, наверное, Николай Бердяев, которого считаю папой русской философии. Вообще, все писатели любимые, ведь как можно сказать, что Толстой хороший, а Лермонтов плохой? Все они молодцы и красавцы.
Я чувствую, как меня жмут в Интернете, закрывают страницы, аккаунты. Не знаю, кто это делает. Может, просто хакеры. Ведь чем больше к тебе внимания, тем больше будет выливаться всякого дерьма.
Пару раз соответствующие люди намекали, что пора бы остановиться. Я хотел сделать концертный тур по колониям республики. Уже было готово разрешение определённых людей, от которых это зависит: начальников воспитательной работы и так далее. Нельзя сказать, что мне прямо запретили, скорее, прозрачно намекнули, что не стоит туда соваться.
Всё-таки хочу в качестве благотворительного мероприятия прокатится по тюрьмам. Там бывают дни открытых дверей, в которые проводится культурная программа.

Хочу зачитать непосредственно тем, кто понимает, о чём идёт речь.

«Мой новый альбом будет нереально злющим».
Через 20 лет я даже на этом свете себя не вижу, не то что в рэпе. Моя молодость прошла очень бурно и грязно. Хотя сейчас я веду здоровый образ жизни.

Хочу заняться циклом авторских программ «Воспоминания о ГУЛАГе». Он будет направлен на поиск могил и родственников людей, которые были сюда сосланы. Уже идёт разговор с местным телеканалом об этой программе.
Сейчас мы работаем над новым альбомом, который будет называться «KoMiCrIme. Часть первая. Чёрный цветок».

KoMiCrIme — это название жанра. Посмотрим, как приживётся. Чёрный цветок потому, что такого не бывает. Такого рэпа тоже никогда не было. Этот альбом должен стать достойным моего творчествп.

Ребята, которые знакомы с моим творчеством, говорят, что с нетерпением ждут продолжения.
Я же отвечаю, что вы все охренеете, насколько это "злой" альбом

Изменить вики-статью

Надоела реклама? Оформи подписку

Похожие исполнители

Features

API Calls